Анна Кувайкова. Я не создаю миры, я просто рассказываю о них

Анна Кувайкова. Я не создаю миры, я просто рассказываю о них

Добрый день Анна! Мы рады, что удалось познакомится с вашим творчеством. Ваши книги обладают удивительным магнетизмом. Вроде бы закрываешь последнюю страницу, ставишь книгу на полку, а уже через некоторое время руки тянутся ее перечитать. Конечно же, у нас накопилась масса вопросов. Мы хотим приоткрыть завесу тайн об авторе, который не оставил нас равнодушными. Надеемся, что ваши ответы будут честными и искренними. Готовы? Поехали!

ПМ: Поздоровайтесь с читателями по-авторски, пожалуйста.

Анна: Всем доброго времени суток, и не кашлять по возможности!)

ПМ: Ваше имя настоящее или псевдоним? Если настоящее – почему решились писать не под псевдонимом. Если псевдоним – расскажите историю его рождения, пожалуйста.

Анна: И то, и другое! Кувайкова Анна – это мое настоящее имя и фамилия. Когда я начинала писать, мне принципиально не хотелось скрываться под другим именем, да и зачем это было делать? Фамилия у меня достаточно редкая сама по себе, найти тезку, особенно полную, практически нереально ни в одной из социальных сетей. К тому же, она хоть и достаточно трудно выговариваемая, но все-таки запоминающаяся. Так что я решила выкладывать творчество под настоящей фамилией, которая, в последствие, все же стала псевдонимом – некая бумажка, которая носит гордое название «свидетельство о заключении брака» накладывает некоторые обязательства. Так что, Кувайкова – это моя девичья фамилия, и уже можно сказать псевдоним, под которым я теперь издаюсь.

ПМ: Отправной точкой для творчества стал переломный момент в вашей жизни или вы уже родились с талантом литератора?

Анна: Когда начинала писать, ни о каком переломном моменте речи не было. Просто как-то наткнулась на карандашные наброски в тетрадках, ужаснулась и решила переписать. В итоге получилось то, что получилось. А на счет таланта могу сказать одно: я до сих пор твердо убеждена в том, что у меня его нет, и я та еще бездарность, которой просто повезло!

ПМ: Вы готовы честно и открыто критиковать других авторов, а тем более – своих знакомых авторов?

Анна: Неа, не готова. Я не настолько гениальный и опытный автор, чтобы указывать другим, что в их произведениях написано не так. Если попросят, совет еще могу дать или свое мнение высказать, причем с большой осторожностью, но на этом все. А на счет правдивости – вот уж чего, но этого мне не занимать. Врать я не умею, да и не хочу.

ПМ: Знаете про существование такого себе критика-обзорника Растрепая? Если бы вы попали к нему на операционный стол, как бы реагировали?

Анна: Пока Вы мне не сказали, я о таком даже и не слышала. Но честно, даже если сей господин пройдется по мне и по моему творчеству, я даже не почешусь. В общем-то, я положительно отношусь к критике, но только если она конструктивная и без перехода на личности. Банальных троллей, коих повидала уже немало за несколько лет на СИ, люто ненавижу, и, как правило, внимания не обращаю, если, конечно, особо чем-то не зацепят. В таких случаях могу ответить так, что мало не покажется, благо и стервозности, и ехидства для этого вполне хватает. Ну а так я белая и пушистая, критиков не трогаю, да и вообще, если честно, у меня нет времени на то, чтобы специально искать обзоры своего творчества в интернете.

ПМ: Какую сцену и в каком своем романе вы бы страстно желали переписать? За какой кусок текста вам стыдно до жути?

Анна: Да за все стыдно! И переписать хотелось бы, как минимум, первые две книги трилогии. Знаете, я всегда смеюсь, когда читаю отзывы в духе «написано подростком для подростков», ведь, по сути, так оно и есть! Когда я начинала писать, я совершеннолетней едва ли была, так что глупо требовать от первой книги серьезности, грамотности и зрелого сюжета. Это со временем многое поменялось, и в первую очередь я сама. Стал другим взгляд на вещи, ситуации, людей, да и на мир в целом. Естественно, все это отразилось на том, как я пишу теперь, и теперь, читая собственные ранние произведения мне всегда становится стыдно! Но, увы, повернуть время вспять и переделать все, что хочется, невозможно, остается только учесть прошлые ошибки и двигаться вперед.

ПМ: Натыкались ли вы когда-либо на сюжеты, сцены, описания у других авторов так схожих с вашими, что казалось – плагиат? Какова была ваша реакция?

Анна: Ммм… а ведь было такое пару раз. Не буду называть пальцы, и тыкать именами, да простят меня создатели «Пиратов карибского моря» за плагиат, но, да, с подобным я сталкивалась. Неприятный осадок оставался при обнаружении подобного, но возмущаться по этому поводу, брызгать слюной и устраивать сцены я не собиралась, не стану этого делать и впредь. Просто не вижу смысла: доказать что-либо в подобных ситуациях, как правило, невозможно, а получать удовольствие от самого факта скандала я не умею, энергетический вампиризм – это явно не мое.

ПМ: Расскажите про ваше хобби? Связано ли ваше хобби с работой? Хотели бы вы зарабатывать на хобби?

Анна: Хобби у меня в основном одно: это творчество, конечно. Ни на что другое свободного времени просто нет. И связать мое хобби с моей работой довольно трудно, я бы даже сказала практически невозможно. Я работаю круглосуточно, без больничных, отгулов, выходных и праздников! Впрочем, нет, я немного лукавлю: выходной выдается тогда, когда дед с бабушкой, примерно раз в неделю, забирают моего работодателя к себе! Как я думаю, вы уже поняли, что у меня за работа – я няня, воспитатель, повар, портниха, клоун, домработница, медсестра и многое другое в одном лице. Моя основная работа – это мой ребенок, которому скоро исполнится год, и, как Вы понимаете, связать это работу с хобби не получится при всем желании.

А зарабатывать на хобби хотелось бы, не буду отрицать. Но не получается – в первую очередь я пишу для себя, что называется, для души, а потом уже для всего остального.

ПМ: Когда вы пишете эротические сцены, вы используете собственный опыт или подсмотренный/подслушанный? Вы сейчас честно сказали?

Анна: Клянусь любимыми тапочками говорить правду, только правду, и ничего, кроме правды! Пользуюсь всем, что знаю, слышала, видела, читала… Ну и плюс нещадно эксплуатирую собственную фантазию, конечно. Ссылаясь только на собственный опыт, любовно-эротическую сцену между тем же демоном и эльфийкой вряд ли напишешь.

 

ПМ: Маленькая передышка. Как видите мы не на столько страшны и каверзны, как о нас говорят. Однако, мы пришли к вам с поддержкой. Вашем поклонникам так же интересно как вы живете и чем. Мы надеемся, что на эти вопросы вы будите отвечать также искренне. Готовы? Поехали.

Вопрос: Откуда появилась идея для серии "Друзей не выбирают"? Как появился образ Хелли? Вы с самого начала знали, чем закончится произведение или же концовка пришла в процессе написания? Продолжение серии (книга Наследие розы) Вы сразу планировали? Как создавался мир, в котором происходили действия книг?

Анна: Идея появилась просто: однажды я начиталась всевозможных книг в стиле фентези, в том числе и про некогда популярных «попаданок», и мне казалось, что везде чего-то не хватает. Рас, персонажей, чувств, эмоций, мироощущения… Вот и смело решила написать то, что бы устроило меня целиком и полностью. Так появилась Хелли. Изначально сюжет не был продуман, как и мир, все придумывалось и появлялось по мере написания. Я знала и видела лишь главную героиню, Академию магии и темноэльфийских близнецов, как и знала о ее настоящем происхождении. И только потом, к окончанию второй книги, я начала продумывать третью. Не всю, конечно, но концовку я знала наперед едва ли ни во всех подробностях, и задолго до ее написания был выписан и эпилог. И, если мне не изменяет память, при его редактировании на тот момент, когда произведение уже было окончено, пришла в голову идея о приключениях детей Хеллианы Валанди. Мой соавтор, Созонова Юлия, предложила объединить их серию названием «Наследие Розы», за что ей моя огромная благодарность. Так появилось продолжение истории.

Вопрос: "Наследие розы: Магия безмолвия" хотя бы примерно, когда книга будет закончена?

Анна: Не знаю, кто у вас работает в роли шпиона и разведчика, но совершенно серьезно советую его уволить нафиг! Ибо книга «Наследие Розы: Магия безмолвия» была закончена больше месяца назад. Сейчас она редактируется для издательства, после чего я займусь ее продолжением.

Вопрос: Эль таит в себе Ваши черты характера или же такие, какими бы Вы хотели обладать? Хотелось бы Вам переписать какую-нибудь сцену?

Анна: И то, и другое имеется в наличии. Ее упрямство, ехидство и некоторая циничность, как и умение прощать, некоторая детская непосредственность, нереальный жизненный оптимизм и нелюбовь ко лжи – все это взято от меня. И, в тоже время, силе воле Хелли, ее умению сходиться с людьми и некоторым другим талантам, я банально завидую. Порой серьезно ловлю себя на мысли, что мне хотелось бы быть такой, как она.

Вопрос: Было бы очень интересно узнать любимые книги автора, что он сам считает шедеврами?

Анна: Не буду говорить о ком-нибудь из классики, ибо это не мое, хотя сильно уважаю Шекспира и Есенина. Вообще, сложно назвать любимые произведения, потому что я могу читать все, что мне приглянулось: от Мураками до Белянина, от Стивена Кинга до Кузьминой, от Хаггарда до Донцовой. Мне не важно, кто написал, где и при каких обстоятельствах, главное, чтобы произведение пришлось по душе, заинтересовало и вызвало бы множество чувств при прочтении. Ну и конечно же, все еще зависит от настроения.

Вопрос: В Хеллиане вы видите свои черты, или же кого-то из близких? Какую книгу вы бы советовали прочитать? Вы встречали книги, которые считаете лучше этой серии? Какие это книги?

Анна: Конечно, встречала! Я считаю, что есть многие серии, которые лучше моей. Например, я очень люблю трилогию Ольги Громыко о Вольхе Редной, и именно ее я бы советовала читать любителям подобного жанра.

Вопрос: Как ваши родные и близкие относятся к вашему творчеству (бывают ли разногласия/споры/ советы по сюжету, характерам)?

Анна: Хорошо относятся. По началу, не все, конечно, воспринимали мое творчество, как что-то стоящее и даже смеялись, но после того, как был заключен первый договор с издательством, смех заметно поутих. Кто-то всерьез заинтересовался и теперь постоянно требует продолжения, кто-то до сих пор остался равнодушен и не понимает, что я в этом нашла, но были и те, кто поддерживали от начала до конца, радовались за меня, гордились и даже хвастались перед друзьями и знакомыми. А разногласий и споров нет: родные придерживаются позиции «ты творец – хочешь твори, хочешь, вытворяй!»… И меня это полностью устраивает, хотя обращаться за советом я никогда не стесняюсь.

Вопрос: Последнее время многие авторы стали бросать писать из-за критики, как вы к этому относитесь? Критика - это конечно очень неприятно, но есть же верные читатели, которые любят ваше творчество. А критика есть и будет всегда. Да и как известно критика - это первый признак популярности.

Анна: Как я уже говорила, я уважаю критику и спокойно к ней отношусь, но только если она приходится, как говорится, по делу. Выслушать оценочное мнение, услышать достоинства и недостатки написанного – все это действительно помогает писателю повысить свой уровень. Да, первое время, когда я писала, будучи сопливой девчонкой, я ужасно расстраивалась из-за любой критики, особенно негативной, порой даже едва ли не до слез и так, что опускались руки и, не хотелось писать дальше. Но упрямства мне не занимать, и со временем я даже стала любить здоровую критику, и особенно мне нравится, когда читатели оставляют подробные отзывы. Что понравилось, что нет, в чем несоответствие, какой вопрос остался нераскрыт, предположения, сомнения – благодаря этому автор отчетливее видит, что он написал верно, а над чем еще стоит поработать.

Комментарии же из серии «аффтар жжет, давай есчо!» доводят до стадии бешенства за пару секунд. Книги для писателей это нечто большее, чем лист бумаги или файл на рабочем столе компьютера – они вкладывают в них душу, каждому персонажу отдают частичку себя, по нескольку раз переживают то, о чем пишут, тратят на это много времени, сил и здоровья, в конце концов! И когда в ответ на это получают сухую фразу «когда прода?», становится, как минимум, очень обидно и продолжать дальше просто не хочется.

Вопрос: Какая книга далась для Вас "с боем" или все книги были написаны "с листа"? И соответственно: любимое творение самого автора?

Анна: Пожалуй, нельзя сказать, что все книги были написаны легко и просто. Но и «с боем» они не давались. Вся трилогия шла достаточно легко, но были и моменты, когда очень сложно было заставить себя сесть писать продолжение. И дело было даже не в сюжете или творческом кризисе, просто были такие жизненные ситуации, после которых трудно было себя собрать, что называется, в кучу, и продолжать жить и творить, как прежде.

А на счет любимого творения, здесь я однозначно ответить не могу. В каждом есть свои плюсы и минусы, и выделить одну книгу из всех написанных мной не получится. Я люблю историю Хеллианы Валанди в целом, и не важно, что с ней происходило на протяжении всего цикла, хотя, безусловно, любимые отрывки все-таки есть.

 

Анна, спасибо Вам за то, что уделили время. С нетерпением будем ждать ваши новые книги.  Удачи и успехов во всех начинаниях.

С любовью и уважением,

Призрачные миры, во главе с вашими читателями.

Книги Автора на бумаге 

1249 просмотров | 0 комментариев


Комментарии

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Войти на сайт или зарегистрироваться, если Вы впервые на сайте.

Статьи на "Книжных мирах"

07.10.2016, 08:00

Ах эти прекрасные учителя литературы...)

Интересные высказывания бывают у всех преподавателей, но сегодня остановимся на учителях литературы) Кое-какие фразы были взяты из интернета, кое-какие прислали друзья) Наслаждаемся и поднимаем настроение) У каждого на столе должно лежать по Пушкину!... подробнее »

08.09.2016, 23:10

О концовках и знакомстве с новым автором

Приветствую всех снова. Созрела я для новой статьи-размышления, набрался тут статистический материал, так сказать. Сегодня хочу донести свои мысли на такую тему, как знакомство потенциального читателя с новым автором. Походила я тут по комментариям... подробнее »

01.06.2016, 10:01

Уроки русского языка. Урок первый

«Нет таких звуков, красок, образов и мыслей – сложных и простых, – для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения». (К. Паустовский). Да, русский язык – великий и могучий. Красивый, богатый и многогранный. И... подробнее »